Русские пахали на народы окраин Российской Империи

Общение политически озабоченных форумтян.

Модератор: beauty admin

Русские пахали на народы окраин Российской Империи

Председатель Совнаркома СССР и РСФСР А. И. Рыков так характеризовал отношение царской России к малым народам: «Колониальная политика, например Великобритании, заключается в развитии метрополии за счёт колоний, а у нас — колоний за счёт метрополии».

Историк Б. Н. Миронов убедительно показал, что правительство дореволюционной России «с помощью налоговой системы намеренно поддерживало такое положение в империи, чтобы материальный уровень жизни нерусских, проживающих в национальных окраинах, был выше, чем собственно русских, нерусские народы всегда платили меньшие налоги и пользовались льготами».

Виктор Имантович Алкснис: "Я человек с имперским мышлением. Уточняю - с российским имперским мышлением. Убежден, Россия это уникальная империя. При этом далек от мысли, что процесс вхождения в состав России многих территорий был безболезненным, без жертв и крови. Но…
С трудом могу представить ситуацию, когда Великобритания вкладывала бы в развитие Индии больше средств, чем выкачивала из нее. А ведь Россия в сходной ситуации на протяжении сотен лет занималась именно этим.
С трудом могу представить ситуацию, когда британские ученые стали бы разрабатывать письменность для якутов или чукчей. А ведь русские занимались и этим. И попутно строили заводы и университеты, картинные галереи,библиотеки а также театры оперы и балета. Которые, сегодня в отдельных бывших союзных республиках в Средней Азии закрывают, как противоречащие национальному самосознанию.
Я –латыш. И я знаю, что если бы не русские, то сегодня бы латышской нации не существовало бы. Именно русские в силу своей «русскости» после победы в Северной войне в 1721 году вместо геноцида или ассимиляции, начали отправлять крестьянских детей латышских племен (подчеркиваю – не нации, а именно племен) в лучшие российские вузы. Именно русские издали первую газету на латышском языке в 1861 году в Санкт-Петербурге . Именно русские открыли первый театр и первую картинную галерею в Риге. Именно русские открыли первое в Латвии высшее учебное заведение – Рижский политехнический институт. Именно русские превратили Латвию в индустриальную территорию. И именно русские к середине 19 века создали латышскую нацию, многие представители которой сегодня пытаются изгнать русских из Латвии или, в крайнем случае, запретить им говорить или получать образование на русском языке."


ДОТАЦИИ КАВКАЗУ.

Кавказ, Закавказье и Средняя Азия существовали за счет постоянных дотаций из великорусского Центра. В русской прессе писали, что политика империи на Востоке есть «политика самопожертвования, более тратящая на покоренных, чем приобретающая от них». В 1890-х годах государство тратило на Кавказ до 45 млн руб. в год, а получало только 18 млн: естественно, дефицит в 27 млн покрывала Великороссия. В 1913 году расходы российской казны в Тифлисской губернии (Грузии) и Закатальском округе превышали получаемые казной доходы на 40 млн руб., то есть на сумму большую, чем все расходы на высшее и среднее образование по смете Министерства просвещения. В рапорте управляющего Бакинской казенной палатой А.А. Пушкарева (начало 80-х годов) говорится: «Несравненно богатейшие жители Закавказского края по сравнению с какой-нибудь Новгородской или Псковской губерниями, жители которых едят хлеб с мякиной, платят вчетверо меньше, в то время как голодный мужик северных губерний обязывается платить за богатых жителей Закавказья все не покрываемые местными доходами потребности по смете гражданского управления, не считая военной».

ДОТАЦИИ НАРОДАМ СРЕДНЕЙ АЗИИ.

С 1868-го по 1881 год из Туркестана (Казахстан, Узбекистан, Туркмения, Киргизия, Таджикистан) в Государственное казначейство поступило около 54,7 млн рублей дохода, а израсходовано на него — 140,6 млн, то есть почти в три раза больше. Разницу, как говорилось в отчете ревизии 1882-1883 годов, Туркестанский край «изъял» за «счет податных сил русского народа». В 1879 году полковник А.Н. Куропаткин (будущий министр) сообщал в отчете Военному министерству: «Оседлое население Туркестанского края по своему экономическому положению стоит в значительно лучших условиях, чем земледельческое население России, но участвует в платеже всех прямых и в особенности косвенных сборов в гораздо слабейшей пропорции, чем русское население». Только начиная с 1906 года доходы казны от Туркестана стали превышать расходы (22,2 и 18,8 млн руб. соответственно). Но и в 1912 году главноуправляющий землеустройством и земледелием А.В. Кривошеин писал, что если сопоставить данные об этих доходах с количеством земли, земельной площади и ее ценностью на других окраинах империи, «то окажется, что Туркестан дает казне, относительно, вчетверо менее других частей Государства».

ДОТАЦИИ РАЗНЫМ НАРОДАМ (ПОЛЯКИ, ПРИБАЛТЫ, КАВКАЗЦЫ) И КОРЕННЫМ НАРОДАМ ВОСТОЧНОЙ ЧАСТИ РОССИИ.

В 1868—1871 годах русские центральные земледельческие районы, приносившие 10,39% дохода, расходовали только 4,6% от общего бюджета, а в 1879—1881 годах показатели доходов и расходов были 11,1 и 5,42% соответственно. Центральный промышленный район давал бюджету в 1868—1871 годах 6,2% дохода, а расходов на него приходилось 3,3%, в 1879—1881 годах эти показатели составляли 6,34 и 2,83%. Получалось, что в среднем на душу населения в губерниях Европейской России приходилось в 1,3 раза больше прямых податей, чем в Польше; в 1,6 больше, чем в Прибалтике; почти в два раза больше, чем в Средней Азии; в 2,6 раза больше, чем в Закавказье. Коренное население Сибири платило государству в 2-10 раз меньше, чем русские крестьяне в тех же регионах. По некоторым подсчетам, население окраин ежегодно «обогащалось» в среднем на сумму от 12 до 22 рублей на одну душу мужского пола. В среднем налогообложение великорусских губерний в сравнении с национальными окраинами в конце XIX века было больше на 59%. «Казна больше берет с населения [Центра], чем дает ему», — признавал в начале XX столетия крупный чиновник Министерства финансов П.Х. Шванебах.

ВЫВОДЫ ПРО ПРОВОДИМУЮ ПОЛИТИКУ РУКОВОДСТВА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ. В ОКРАИНЫ ИМПЕРИИ ВКЛАДЫВАЛИ, А САМ ЦЕНТР ИМПЕРИИ ОСКУДНИВАЛ.


«Оскудение центра» было одной из центральных тем русской публицистики конца XIX — начала XX века. В.В. Розанов в 1896 году возмущался: «Ничего нет более поразительного, как впечатление, переживаемое невольно всяким, кто из центральной России приезжает на окраину: кажется, из старого, запущенного, дичающего сада он въезжает в тщательно возделанную, заботливо взращиваемую всеми средствами науки и техники оранжерею. Калужская, Тульская, Рязанская, Костромская губернии — и вся центральная Русь напоминает какое-то заброшенное старье, какой-то старый чулан со всяким историческим хламом, отупевшие обыватели которого живут и могут жить без всякого света, почти без воздуха… Можно подумать, что „империя“ перестает быть русской, что не центр подчинил себе окраины, разросся до теперешних границ, но, напротив, окраины срастаются между собою, захлестывая, заливая собою центр, подчиняя его нужды господству своих нужд, его вкусы, позывы, взгляды — своим взглядам, позывам, вкусам… Русские в России — это какие-то израильтяне в Египте, от которых хотят и не умеют избавиться, „исхода“ которых ожидают, — а пока он не совершился, на них возлагают все тяжести и уплачивают за труд ударами бича».
Г. П. Федотов, уже будучи в эмиграции, констатировал: "Великороссия хирела, отдавая свою кровь окраинам, которые воображают теперь, что она их эксплуатировала". Современные историки в этой связи недвусмысленно говорят о «привилегированной периферии и дискриминированном центре».
Русские не только не были доминирующей этнической группой в Российской империи, но, напротив, одной из самых ущемленных. Получалось, что быть русским — невыгодно. Разумеется, речь идет не о дворянстве, верхушке духовенства или буржуазии (вкупе они составляли не более 2% русского этноса), а прежде всего о крестьянстве (90%). Система льгот, с помощью которых самодержавие стремилось привязать к себе новые территориальные приобретения, впервые опробованная на Украине при Алексее Михайловиче, выстроилась, таким образом, в систему нещадной эксплуатации русского большинства империи.
А.А. Половцов в дневнике от 30 апреля 1901 года рассказывает об обсуждении в Госсовете следующего вопроса: «Забайкальский генерал-губернатор представлял о том, что по существующему для бурят порядку они не могут быть подвергаемы своим начальством телесному наказанию, тогда как находящиеся в той же местности русские переселенцы подвергаются телесному наказанию по приговору своих волостных судов».

ДИСКРИМИНАЦИЯ РУССКИХ В ИМПЕРИИ.

Вполне можно говорить и о культурно-символической дискриминации русского неевропеизированного большинства. Его культура, быт, внешний облик воспринимались вестернизированной элитой (по крайней мере, до середины XIX века) как проявление дикости, отсталости, невежества и т. д. В конце 1820-х годов полиция могла вывести из столичного театра русского купца просто из-за его бороды (случай, упомянутый в переписке А.Я. и К.Я. Булгаковых), и даже в 1870-х годах вход в петербургский Таврический сад украшала надпись: «Вход воспрещается лицам в русском платье». Представителей образованного класса, носивших «русское платье», подозревали в неблагонадежном образе мысли, в 1859 году за это был арестован и выслан из Черниговской губернии в Петрозаводск под надзор полиции фольклорист П.Н. Рыбников. Один из мемуаристов пишет, что когда Рыбникова доставили по месту назначения «в том самом костюме, который „повлек за собою важные неудобства“», то «этот костюм привел в ужас весь чиновничий мир» города: «На молодого человека пальцами показывали на улицах, чиновники нарочно ходили смотреть на него, а чиновницы пугали им малых детей». А.Н. Энгельгардт в 1874 году выражал надежду, что на «русский костюм» «начальство, наконец, перестанет… коситься».

ПРАВА НАЦИОНАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ

П.А. Вяземский саркастически заметил в записной книжке 1830 года: «Россия была в древности Варяжская колония, а ныне немецкая, в коей главные города Петербург и Сарепта [немецкая колония на Волге, в которой жителям были предоставлены огромные привилегии]. Дела в ней делаются по-немецки, в высших званиях говорят по-французски, но деньги везде употребляются русские. Русский же язык и русские руки служат только для черных работ». Причем некоторые окраины империи как раз не управлялись как колонии (Финляндия, да и, в общем, Польша); некоторые — управлялись как колонии местными элитами, но империя к этому фактически не имела отношения (Остзейский край); большинство окраин считалось колониями, но колониальные практики реализовывались в них не слишком интенсивно и эффективно (Кавказ, Закавказье, Средняя Азия). Наиболее же полно колониализм осуществлялся именно в русской России. Возникает вопрос: а где метрополия у этой колонии? В данном случае перед нами пример т.н. «внутреннего колониализма», о котором применительно к России не так давно написал книгу Александр Эткинд. Метрополия здесь находится не «вне», а «внутри». И колонизаторы — не чуждый этнос, а привилегированный социальный слой.
В конце 1850-х годов польское шляхетство составляло более половины всего потомственного российского дворянства. Даже в 1897 году, во время переписи населения, после десятилетий планомерной правительственной политики деклассирования безземельных шляхтичей, польский язык назвали родным около трети потомственных дворян империи. Польские фамилии заканчиваются на -ски, а на русский лад на -ский. Поляки играли заметную роль не только в администрации западных окраин, но и в высшей бюрократии: в 50-х годах их доля среди чиновников центрального аппарата достигала 6%. Многие русские аристократы (а иногда и особы царствующего Дома) были связаны с польской шляхтой семейными или романтическими узами. Но антироссийское восстание 1830 года поставило польскому влиянию жесткий предел, а мятеж 1863 года весьма значительно его подорвал.


Украинцы.
Украина стала первой окраиной Российского государствеа имевшая привилегии. У yкpаинцев почти не было селького хозяйства и было очень мало ремёсел.
Жан-Бенуа Шерер в свое книге "Аннали Малоросії, або Історія запорозьких і українських козаків" (1788) писал:
«Когда все жители Малороссии пользовались наибольшим свободой. Если кому-то не нравилась жизнь на земле одного господина, он оставлял ее и переходил на землю другого. Приказу императрицы Екатерины II это было запрещено. Теперь, когда кто-нибудь недоволен своим господином, он может пожаловаться на него судьи. К несчастью для этого крестьянина, процесс тянется без конца или же его наконец отсылают к его господина, добавив к этому приговора несколько ударов кием.
Жители малoрoссии в прoшлoм не oблагались налoгами. Царствующих императрица, чтобы не раздражать их подушевым налогом, приказала собирать ежегодно по рублю от каждого дома. Сейчас же, несмотря на свои привилегии, они обязаны платить подушную, как крестьяне Великороссии. Oни так возненавидели этот налог, тысячи казаков бежали в Польшу.»
Иогaнн-Готтгильф Фоккеродт - Россия При Петре Великом (1693-1756) писал про украинцев:
«Скотоводствa у них мaло, хлебопaшествa еще меньше, живут большею чaстью добычей, кaкую сделaют в нaбегaх.»
Альберто Вимин в сво "Донесение о козаках и Б. Хмельницком" 1656 г.:
«Не имеется других ремесл, кроме столярного, седельного, плотницкого и сапожного, хотя большею частью сапоги употребляются с подошвами из лубка и кожи, сшитых дратвою. Одежу изготовляют из конопли и грубой шерсти, которую расчесывают, деревянными гребнями.»
При присоединении Украины к России, власть стала заставлять русских отдавать украинцам всё то, чего им недоставало.

Парень 007

Похожие темы
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Обновления
Новости партнеров
Загрузка...