Важно! Серьезно! Требуется помощь..!

Помощь детям с
онкологическими и онкогематологическими заболеваниями.

Модератор: beauty admin

Важно! Серьезно! Требуется помощь..!

Нельзя хотеть смерти

// Наташа Колмогорова умоляет о ней маму

ФОТО:
http://kommersant.ru/dark-gallery.html?ссылка=728484&pics_id=96301

Утром Наташе делали пункцию под наркозом. Наркоз должен бы уже пройти, но Наташа не может или не хочет возвращаться в сознание. Фотограф едва успевает снять несколько кадров Наташи с открытыми глазами
Фото: Питалев Илья / Коммерсантъ


Наташе Колмогоровой тринадцать лет, и у нее такой лейкоз, что без трансплантации костного мозга не вылечишь. Ей очень больно. Этой девочке так больно, что она уже несколько раз просила смерти.


– Наташа, очнись, Наташенька, открой глаза! – Мама склоняется над Наташиной кроватью.– Наташа, посмотри на меня! Наташа!


Девочка лежит навзничь, красивая, большеглазая. У нее прозрачная кожа, и видно, как по тонким голубым венам на шее течет катастрофически больная кровь.


– Наташа! Очнись! Наташа! – Я стою чуть поодаль у спинки кровати.


Девочка размежает веки, но под веками – пустые белки. Глаза закачены под лоб. Девочка слышит, как мы зовем ее, но не может к нам вернуться или не хочет возвращаться к нам.


– Наташ, ну чего ты? – говорит пришедший вместе со мной фотограф.– Посмотри на меня, я тебя сфотографирую только и не буду больше мучить.


Наташина мама тормошит девочку и рассказывает, что девочка никогда не болела и никогда не испытывала боли. Они из города Шадринска Курганской области. Больше всего на свете Наташа любит возиться со своей младшей сестренкой. Наташина мама показывает мне фотографии, там Наташа держит на руках девочку-младенца, и у обеих счастливые лица. Когда Наташа заболела, в Кургане ей первый раз сделали костномозговую пункцию без наркоза. Врачи вообще стараются делать пункцию без общего наркоза, чтобы поберечь сердце и печень ребенка. И Наташина мама рассказывает, как девочка выла. Как зверь. Наташа не предполагала, что в ее мире, населенном веселыми младенцами и пушистыми зверушками, может быть такая боль.


В Екатеринбурге Наташиной маме сказали, что лечить девочку возьмутся за два миллиона рублей. В Челябинске сказали, что возьмутся лечить за шестьсот тысяч. Наташина мама плакала, потому что знать не знала, каких невероятных денег может стоить лечение ребенка. Наташина бабушка собрала по знакомым деньги на самолет и отправила Наташу с мамой в Москву. Здесь в Федеральном центре детской онкогематологии лечат бесплатно, если только ребенку не требуется трансплантация костного мозга. Но у Наташи такой лейкоз, что требуется трансплантация.


Здесь пункции делают под наркозом, раз уж девочка так чувствительна к боли. Сегодня утром Наташе делали пункцию. Она была под наркозом. Наркоз давно должен был бы уже пройти, и Наташа давно должна была бы проснуться, но она не может или не хочет возвращаться в сознание.


Сознание ужасно. Когда Наташа не под наркозом, она отворачивается к стене и молчит. Она не встает, потому что ее тошнит, если встать. Месяц за месяцем она лежит лицом к стене и молчит. К ней заходит врач, но она не разговаривает с врачом. К ней приходят волонтеры развлечь ее, но она молчит и с волонтерами. Какой-то мальчик по имени Тимон пишет Наташе письма по электронной почте и эсэмэски каждый вечер: "Наташик, привет, скоро Новый год. В магазинах продают всякую мишуру и игрушки. И ты не останешься без сюрприза, будь уверена". Наташа не отвечает на эсэмэски Тимона.


Ночью, когда в палате никого нет, кроме Наташи и ее мамы, девочка иногда говорит: "Мама сделай что-нибудь, чтобы я умерла. Я не могу больше терпеть эту боль". Или девочка говорит: "Мама, сделай что-нибудь, чтобы я умерла, у тебя вместо меня будет сестренка".


– Наташа! Наташа! Очнись! – Мама склоняется над девочкой.– Скажи что-нибудь, открой хотя бы глаза. Тут к тебе из газеты приехали.


За кромкой Наташиного века ненадолго, как северное солнце, появляется четверть зрачка. И снова закатывается под лоб.


– Наташа! – Я не знаю что говорить, я никогда не брал интервью у детей без сознания.– Мы даже не из газеты, мы из книжки. Посмотри на нас. Вот я Гендальф, а он,– я показываю на фотографа,– он эльф. Посмотри, какие у него острые уши. Мы вообще из фильма. Я Кинг-Конг, а он Годзилла. Очнись!


Наташа открывает глаза. Огромные, красивые, серые, испуганные, любопытные.


Мне хочется сесть с нею рядом, взять ее тоненькие пальцы, смотреть ей в испуганные глаза, говорить, что боль пройдет. Что надо терпеть. Что если боль нестерпима – теряешь сознание, а если не теряешь сознание, значит, боль можно терпеть. Что я видел десятки детей, больных раком крови, и они выздоровели. Что когда выздоравливаешь, боль забывается. Что нельзя хотеть смерти. Мы найдем денег. Нельзя хотеть смерти. Мы найдем лекарств. Нельзя хотеть смерти. Надо вставать и ходить. Нельзя хотеть смерти. Надо отвечать Тимону на эсэмэски. Нельзя хотеть смерти.


– Наташа! Ты слышишь меня?


Девочка закрывает глаза и теряет сознание снова. Фотограф едва успевает снять несколько кадров, где Наташа с открытыми глазами. На самом деле все, что я хотел сказать ей, неправда. Я видел много детей, больных раком крови, но выздоровело из них столько же, сколько умерло. На самом деле я знаю, что боль нестерпима. На самом деле я не уверен, что мы добудем донора костного мозга и достанем лекарств. На самом деле Наташе нужен донор и нужны лекарства, а не моя сопливая суггестия.


Не зная, слышит ли меня девочка, я говорю:


– Наташа, до свидания, выздоравливай.


Девочка едва заметно шевелит пальцами. Это вместо прощания.


ВАЛЕРИЙ Ъ-ПАНЮШКИН




Чтобы спасти 13-летнюю Наташу, надо еще 774 863 руб.


Как заявил заместитель директора Федерального центра детской онкогематологии Алексей Масчан, у Наташи "острый лимфобластный лейкоз с неблагоприятными генными перестройками". Обычно такая форма лейкоза встречается у взрослых людей. Этот вид рака крови отличается от других тем, что "практически не позволяет достичь полной ремиссии при консервативных методах лечения: препаратом гливек и химиотерапией". Раньше или позднее у больных случается рецидив болезни. Трансплантация донорского костного мозга тут неизбежна, она единственная способна вернуть здоровье. В случае удачной трансплантации у Наташи очень приличные шансы на спасение, не меньше 70%. В этой клинике уже было трое таких больных, все трое здоровы.

Наташе проведен первый блок интенсивной химиотерапии, сейчас проводят второй. По словам доктора Масчана, "пока достигнута относительная ремиссия". К несчастью, родственники Наташи в качестве доноров не подошли. Впрочем, родственников у нее мама да младшая сестра.


В поисках неродственного донора наши врачи обращаются в немецкий Фонд Морша. На счастье Наташи первый же запрос в Германию выявил 614 потенциальных доноров. Более того, 27 ноября, не дожидаясь обычной предоплаты в ?15 тыс., под залог Российского фонда помощи Фонд Морша начал поиск оптимального кандидата из этих 614. Мы очень надеемся, что полную стоимость спасения Наташи удастся собрать в течение ближайших недель и к тому времени объявится донор.


Цена спасения 1049 795 руб. Помимо ?15 тыс. за поиск и активацию донора требуются 526 600 руб. на препараты. Как обычно, наш постоянный партнер инвестиционная группа "Капиталъ" внесет $10,5 тыс.(подробности на сайте http://rusfond.ru). Таким образом, недостает еще 774 863 руб.


Дорогие друзья! Помощь в евро можно перечислить в Фонд Морша (по просьбе немецкой стороны желательны переводы не менее чем на ?1 тыс.). И как всегда, любую сумму в рублях можно положить на московскую сберкнижку мамы Наташи Ларисы Колмогоровой. Реквизиты Фонда Морша и сберкнижки госпожи Колмогоровой можно получить в фонде.


Экспертная группа Российского фонда помощи





Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Российского фонда помощи:

Российский фонд помощи создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в "Коммерсантъ". Проверив письма с помощью местной власти, мы публикуем их в Ъ и на сайте http://rusfond.ru. Решив помочь, вы получаете у нас реквизиты авторов и дальше действуете сами. Деньги через нас не ходят. Мы просто помогаем вам помогать. Читателям затея понравилась: всего собрано свыше $13,1 млн. Мы организуем и акции помощи в дни национальных катастроф: 53 семьям погибших горняков шахты "Зыряновская" (Кузбасс), 57 семьям сгоревших самарских милиционеров, 153 семьям пострадавших от взрывов в Москве и Волгодонске, 118 семьям моряков АПЛ "Курск", 52 семьям погибших заложников "Норд-Оста", 39 семьям погибших 6 февраля 2004 года в московском метро, 100 семьям пострадавших в Беслане. Фонд – лауреат национальной премии "Серебряный лучник".

Адрес фонда: 125252 г. Москва, а/я 50; http://rusfond.ru; e-mail: rfp@kommersant.ru.


Телефоны: (495) 943-91-35, 158-69-04 с 11.00 до 21.00.


Страница подготовлена при содействии благотворительного фонда "Помощь".

Просьба к модераторам - НЕ УДАЛЯЙТЕ ЭТУ ТЕМУ! А лучше прилепите вверху хотя бы на недельку..!
PS Извиняюсь, если не в тот раздел запостил... Лучше перенести в самый читаемый....


Вот реквизиты сберкнижки Ларисы Колмогоровой для помощи Наташе (13 лет, острый лимфобластный лейкоз, необходима пересадка костного мозга. 774 863 руб.):

Филиал Тверского отделения 7982/0646 СБ РФ г. Москва.
ИНН 770 708 38 93.
КПП 774 401 001.
Р/с 303 018 103 38 000 603 804 в Сбербанке России.
Банк получателя: Сбербанк России г. Москва.
БИК 044 525 225.
К/с 301 018 104 0000 0000 225.
Назначение платежа:
Л/с 42307 810 9 3804 4387976.
Колмогорова Лариса Валентиновна

Если удастся помочь, сообщите, пожалуйста (дата отправки, сумма). Это необходимо для простого учета.
Всего доброго, успехов,
Алексей Амбиндер, сотрудник РФП. rfp@kommersant.ru

Vagon

Аватара пользователя
Свой

Подобные темы можно размещать на ветка "Вместе сможем"

Леди Марион

Аватара пользователя
GOD

Читаю и плачу. Ужасно......

*Perla*

Аватара пользователя
GOD
Новости партнеров
Загрузка...